Психологические защиты

Психологические защиты

«ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ»

Тема психологических защит является очень важной для понимания особенностей человеческой психики и того, как эти особенности проявляются в обычном контакте двух людей, во время терапевтического процесса между клиентом и психотерапевтом, а также в групповых процессах.

Каковы особенности человеческой психики в современной реальности? Всех нас в детстве учили ходить и говорить, а по прошествии некоторого времени заставляли сидеть и молчать, не так ли? Как я уже писала ранее в цикле про базовые эмоции, наша жизнь сопровождается нашими чувствами, переживаемыми нами эмоциями и это – непрерывный процесс, как и сама человеческая жизнь. И каждый момент этой нашей жизни мы точно можем оценить с разных позиций, с разных точек зрения, например: приятный или неприятный, комфортный или дискомфортный, радостный или грустный и т.д., и т.п.

И каждый такой момент всегда наполнен переживанием каких-либо эмоций. И это прекрасно, так как наши эмоции позволяют нам некоторым образом ориентироваться в окружающей нас действительности. Они очень важны, они являются регуляторами дистанции между людьми, они дают нам возможность чувствовать себя живыми, способными реагировать. Но, к сожалению, особенности современного социального общественного устройства предрасполагают людей к подавлению своих истинных чувств, которые рассматриваются социумом в большей степени как нечто лишнее, иррациональное, мешающее людям быть невозмутимыми, разумными, собранными, в общем «удобными винтиками» этого общества. Посмотрите, как зачастую искренни и спонтанны бывают дети, благодаря этому их жизнь гораздо свободнее, нежели жизнь взрослых людей.

Очень часто социальная жизнь взрослого человека сегодня – это тотальный контроль над своими эмоциями, потому что открытое их выражение считается сегодня чем-то неприличным. Очень часто эмоциональность человека воспринимается его социальным окружением как банальная слабость. Потому что практически повсеместно требуется выражение всеобщего спокойствия в качестве проявления хорошего тона, а также полное «владение собой» в качестве проявления своей силы, именно так сегодня большинство людей пытаются приобрести для себя социальное уважение и одобрение.

В таких сложившихся стереотипных рамках люди обычно прячут от постороннего взгляда любые свои слабости и неудобные для социума чувства, и при этом они автоматически надевают на себя и демонстрируют окружающим людям свои весьма «благополучные» или «успешные», или скажем «правильные» социальные маски. И в этих масках они играют в разные игры, чаще всего в прятки, причем даже от самих себя. Но маске никогда не стать самим человеком, а вот у человека всегда остается возможность снять с себя маску. Снять и попробовать обходиться без нее…

Основатель гештальт-терапии Фриц Перлз использовал закономерности восприятия человеком себя в окружающем мире для создания своей новой психотерапевтической системы, а также новых гуманистических представлений о самом существовании человека. И в своей системе он применил такие понятия как Поле, Фигура и Фон, без которых сегодня немыслим любой психотерапевтический процесс. Попробую немного пояснить эти понятия на простом примере – для этого рассмотрим терапевтический процесс между клиентом и терапевтом. В чем его особенность и как в нем живут и проявляют себя интересующие нас феноменологические понятия?

Итак, приходящий на терапию клиент вносит в «полевое» пространство терапии «поле» своего личного опыта. И по отношению к его опыту «поле» восприятия всегда делится на «фигуру» (или гештальт) и «фон» (то, что включает все остальное, то есть несущественное и неактуальное в настоящий момент времени). Можно сказать, что фон – это то, что находится за пределами осознавания, но важно отметить, что элементы, которые мы не осознаем в настоящем, сами по себе вполне подвижны и организованны. И все элементы фона присутствуют в настоящем как основа для контакта, своеобразная поддержка нашего настоящего опыта. Даже не осознавая мы все равно находимся в постоянном контакте с различными аспектами фона и их влияниями на нас на бессознательном уровне.

Вот так иногда, приходя на терапию, клиенту может быть трудно или даже невозможно предъявить своему терапевту некую «фигуру», то есть свой неудовлетворенный, незавершенный гештальт – его потребность, которую он мог бы удовлетворить с помощью терапевта. Например, избегая переживания какой-то своей боли, клиент по привычке, уже зачастую совершенно бессознательно, прячет свои истинные чувства и переживания в фоне, словно забывая о них… И на вопрос терапевта о том, «Что Вы сейчас чувствуете?» он, скорее всего, ответит однозначно: «Ничего!» Некоторые чуть более «спонтанные» клиенты могут поинтересоваться «А что я сейчас должен чувствовать?»

Вот именно это место – наглядная демонстрация того, что такое психологические защиты. В данном случае – один из ее механизмов, необходимый для того, чтобы уберечь человека от столкновения с необходимостью переживать возможно слишком сильные для него чувства (среди которых могут быть и душевная боль, и страх, и разочарование, стыд, и вина, и отчаяние, и ярость, и ненависть, и бессилие…) Но при этом сам человек практически никогда на самом деле не бывает чувственно пустым. Его подавленные, невыраженные чувства живут как бы своей отдельной тайной жизнью и незаметно для него именно они и правят бал, притягивая своей энергией странные, зачастую очень болезненные, опасные и рискованные ситуации, необходимые для завершения неудовлетворенных гештальтов (то есть проигнорированных голодных потребностей человека). Рано или поздно такие ситуации могут привести к эмоциональному срыву или перенапряжению, хроническому неосознанному беспокойству, странной и необъяснимой раздражительности (непонятно откуда взявшейся совсем не к месту и не ко времени), а также могут привести к нарушениям нормального режима сна и отдыха или, скажем, нарушениям пищевого поведения, выражающимся в непредсказуемом импульсивном аппетите (или чрезмерно усиленном, или наоборот, сведенным к минимуму, что может в своих крайних формах представлять реальную опасность для сохранения человеком своей нормальной жизнедеятельности).

Поле, в котором клиент живет и функционирует, может быть устроено так странно и хитросплетенно, что может быть очень трудно, а иногда временно даже просто невозможно, различить в нем какие-либо существенные элементы, а тем более сфокусироваться на чем-то конкретном. Но любой контакт двух людей всегда по своей сути противоположен архаичной недифференцированности. Контактируя с другим человеком, мы всегда делаем это благодаря различиям, существующим между нами, и эти различия удивительным, порой совершенно парадоксальным образом, связывают нас. И это важно понимать. Если бы таких отличий не было, контакт двоих был бы невозможным. Чтобы по-настоящему встретиться с другим человеком, нужно почувствовать, каким образом он – другой. И только знание о том, насколько мы различны, позволяет возникнуть отношениям, которые включают в себя двоих.

В цикле статей про базовые эмоции я писала о том, что чаще всего в начале своей практической работы с клиентами я занимаюсь обучением своих клиентов чувствовать, узнавать и осознавать свои эмоции, не бежать от них как чёрт от ладана, а проживать их, хотя бы с моей поддержкой. Впоследствии, получая такой опыт адекватного переживания и присваивания себе своих чувств, они уже могут проживать их и без посторонней помощи. А ещё я поддерживаю их размышления о собственной жизни, исследования своего жизненного пути и чувства, переживаемые после таких размышлений и исследований. Как правило, все мои клиенты когда-то столкнулись с некоторым травматическим опытом. И после этого столкновения они выбрали не чувствовать, чтобы было «легче жить». Для этого их психика выбрала определенные психологические защиты. Как человек выбрал для себя защищаться от столкновения с болезненной реальностью становится ясно в терапевтическом контакте, который, как правило, воссоздает способы приспособления и особенности привычного для клиента выбора и использования психологических защит в его реальной жизненной ситуации.

Моя практическая работа с клиентами заключается в налаживании между нами нормального контакта, в отслеживании его, а иногда и моих прерываний (как, когда, каким образом и в какой контекстный момент происходит это прерывание), в поддержке чувствительности к своим прерываниям и осознавании нового опыта построения контакта. Именно этот опыт, переживаемый в довольно безопасной терапевтической атмосфере, клиент может унести с собой в свою реальную жизнь. А прерывания – это сопротивление, которое всегда происходит с использованием различных психологических защит. Их виды и особенности будут описаны мной в этом новом цикле статей.

Психологические защиты как важный психический механизм самосохранения для любого человека очень важны. И психотерапия вовсе не отменяет их, она лишь помогает нам осознавать свое защитное поведение и стремиться выбирать его более осознанно. И в завершении этой статьи добавлю, что в процессе терапии клиент всегда может попробовать новые, непривычные для себя, способы поведения в контакте, попробовать их сначала в безопасной обстановке, получив в ответ на их использование мою обратную связь, а потом перенести положительный опыт в свою повседневную реальность и проверить их еще, осознавая и выбирая как действовать более спонтанно и осознанно, выходя за рамки устаревших ограничений. .

Мне бы хотелось отметить, что важным понятием в работе гештальт-терапевта является граница контакта. Она существует только в момент встречи двоих людей, сохранивших свою индивидуальность, но исчезает по окончании контакта. Каковы особенности и проявления границы контакта? Она связывает и разделяет встретившихся одновременно. Она принадлежит самой встрече, а не кому-то из двоих встретившихся в поле контакта. Встречу всегда сопровождает переживание возбуждения. А возбуждение, в свою очередь, подразумевает возникновение каких-то чувств и отношений, мобилизацию или действие, а, возможно, просто любопытство или же удовольствие. Добавлю, что удовольствие не является целью в контакте, это просто чувство, которое довольно часто сопровождает обычную человеческую активность.

В процессе психотерапии мы изучаем то, что происходит на границе контакта, изучаем способы, с помощью которых функционируют контактирующие, прежде всего, клиент, но немаловажны и способы, которые в контакте выбирает использовать и сам терапевт. Что конкретно можно будет увидеть на границе контакта? Конкретно можно будет увидеть различные психологические события или явления, включающие в себя как мысли, так и поступки, как поведение, так и эмоции – всё, что является формой нашего опыта. И всё это будет внимательно изучено терапевтом.

Любое контактирование – это особенный процесс, практически основа психологической саморегуляции. С одной стороны, он включает в себя то, насколько мы способны понять свою жизнь и организовать поле, окружающее нас, для удовлетворения своих потребностей. С другой стороны, окружающая среда тоже каким-то образом приспосабливает нас к себе. И этот двойственный процесс есть творческое креативное приспособление, потому что его результатом всегда является рост и развитие, а процесс приспособления здесь всегда необходим, и он обоюден.

Далеко не каждый человек в своих контактах со средой полноценно использует все, имеющиеся у него на данный момент времени, возможности. При контактировании любой человек выбирает наилучший из осознаваемых способов, на которые он только способен здесь и сейчас. Поэтому сопротивление, которое мы будем рассматривать в этом цикле статей, также является саморегуляцией и творческим приспособлением клиента, говорящему необычным способом психотерапевту о том, что сейчас он не готов расти и меняться. В этом контексте психологическая защита – не что иное, как разрыв, прерывание контакта, которое бессознательно воспроизводится как возведение непреодолимой преграды на пути удовлетворения потребности клиента.

У нормально функционирующего человека контактная граница гибкая и допускает игру с использованием как контакта, так и отступления. Потому что контакт – это не просто состояние, а активность человека с определенным им самим ритмом соприкосновения и ухода.

В гештальт-терапии происходит совмещение двух плоскостей контакта: контакта со своими переживаниями (при усилении которых часто незаменимой является опора именно на телесные ощущения) и контакта с внешним миром, представленным другими людьми, их поступками, реакциями, интервенциями, выборами. Контакт, который имеется в виду, может быть физическим, а может быть и социальным.

Механизмы прерывания контакта
– это форма контакта человека не с внешним миром, а с предыдущим несинтегрированным им опытом. И обращаясь к термину «психологических защит», важно осознавать их тождественность «механизмам прерывания» и «сопротивлению».

Сопротивлением называют те силы в психике клиента, которые противодействуют его изменениям в процессе терапии, то есть непосредственно относятся к процессу контакта между терапевтом и клиентом. И в гештальт-подходе сопротивление – это вовсе не противоположность контакту, а только часть контактной функции, которая выражается в избегании некоторых аспектов контакта и их опознавания. Образно сопротивление или психологические защиты можно представить крепостью, которая сопротивляется агрессору и помогает защитникам. И такой образ помогает правильно расставить акценты в процессе самой терапии. В психотерапии всегда очень важно понять, чему клиент сопротивляется, а чему содействует, и как именно он это делает. А ещё важным будет понимание, регулируется ли такой выбор организмически или же в действие вступают ригидные паттерны несинтегрированного травматического опыта клиента. Насколько полезно или нет сопротивление клиента всегда, в свою очередь, покажет актуальная жизненная ситуация.

Механизмы психологической защиты увидеть иногда совсем непросто. Но умение увидеть – очень важно для диагностики и понимания вектора движения в психотерапии. Любая психологическая защита первоначально служит вполне здоровым способом приспособления к окружающей среде, и только становясь привычным, стереотипным способом, она превращается в дисфункциональную невротическую реакцию. Фокусом внимания психотерапевта являются особенности поведения, которые мешают человеку осознавать свою актуальную потребность или её реализовывать. У каждого из нас существует довольно много привычных нам способов, как не быть счастливыми.

Итак, наблюдение психологических защит в процессе психотерапии прямо выводит нас в центр неосознаваемого конфликта потребностей человека. Так вот сила сопротивления человека зачастую обслуживает ту группу потребностей человека, которую он, как раз, не осознает. Зачастую эти потребности относятся к сохранению себя, чего-то в себе, своей привычной картины мира или привычных отношений.

Почему так эффективно сосредоточение на сопротивлении в процессе психотерапии?

1. Потому, что его легко можно заметить (при срыве нормального цикла контакта энергия очевидно падает).

2. Потому, что сопротивление повторяется (давая возможность как терапевту, так и клиенту наблюдать его многократно и осознавать).

3. Потому, что определенные виды сопротивления зачастую определяют и соответствующую им соматическую симптоматику (например, ретрофлексия агрессии или сексуальной потребности зачастую влечет за собой головную боль, а ретрофлексия слез – насморк и т.д.).

4. Сопротивление – это феномен, с которым сегодня психотерапевты умеют работать.

Продолжение следует

Автор: психотерапевт Семёнова Лилия, г. Краснодар

0
358
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Рекомендуем к прочтению
"Прошлому браку посвящается..." "Развод как плата за развитие: что и психологи тоже разводятся?!
+1
0
Речь на своё 70-летие.
+2
0
Сегодня моя любимая тема – дети.
0
0
По статистическим данным психологов около 70 % населения нашей страны живут под «гнетом страхов и уж