Всё в руках Господних...

Всё в руках Господних...

Придя в себя после наркоза, отец Александр подумал прежде всего о своём приходе. Как там без него? Всё ли как надо? Ну, а отчего же должно быть по-другому? Всё в руках Господних…
Комната какая-то странная… Только одна кровать… Какая-то аппаратура... И всё-таки это похоже на больницу. Да и последнее, что помнил отец Александр, это резкая боль.
- Ну, что, отец Александр, проснулся? Как себя чувствуем?
- Где я? – спросил отец Александр мужчину в белом халате.
- В больнице. В реанимации… Но самое страшное позади. Теперь с вами всё в порядке. Будет.

- Всё в руках Господних…
- Не-е-е! Сегодня – в моих, – молодой врач держал в руках шприц, - если не сделаю сейчас укол, то и Господь не поможет!
- Не богохульствуй, ни к чему это… - и хотел бы поспорить отец Александр, да только сил не было. Но он всё-таки собрался с силами и задал ещё один вопрос: Как зовут тебя?
- Александр! И возраст у нас с тобой одинаковый, только ты надеешься на Бога, а я – только на себя. И на тебя. Ты сам должен хотеть жить! Хочешь?
Отец Александр кивнул головой.
- Ну, тогда всё в порядке. Выздоравливай!
Врач Александр перешёл в другую палату. Здесь нужно было подготовить к переходу в обычную палату одного… нет, одну, как теперь говорят, виб-персону: банкира, явление по нынешним временам новое, даже немного непонятное. Да сейчас, в 90-е-то, много чего нового и непонятного стало приходить в жизнь. Да хоть бы тот же отец Александр! Молодой поп. Когда это такое было видано?!
Банкир подал ему пакет:
- Доктор, спасибо вам большое! Я обязан вам жизнью…
- Что это?
- Коньячок… Очень хороший. Вряд ли вы можете позволить себе такой на свою зарплату. Да, доктор, у меня к вам есть предложение. Вы для меня так много сделали… Я даже не знаю, как мне вас отблагодарить… Давайте сделаем так: я вам дам 10 миллионов, вы перейдёте с ними через дорогу в коммерческий банк, там у меня друг верховодит, и оставляете эти миллионы у него на год. Через год вы получите 20 миллионов, десять вернёте мне без процентов, а десять останутся вам. Квартиру свою отремонтируете, машину купите…
- А что, так можно?
- Можно. Не для всех, конечно, но для вас я готов это сделать.
- А это честно?
- По крайней мере, в этом нет ничего незаконного, поверьте мне.
- Вы знаете, соблазнительно… Но я должен подумать.
Часа через два он зашёл в отдельную палату, выделенную знакомому теперь ему банкиру.
- Как устроились?
- Спасибо, неплохо. Телевизор, холодильник… Всё есть. А вы уже обдумали моё предложение?
- Да. И… я согласен. – Перед его глазами ещё раз встали нищие стены его дома, штопанные колготки на младшеньком, застиранное платье на старшенькой и жена с вечно напуганными завтрашним днём глазами. -  Что для этого нужно?
- У вас какая квартира? – спросил банкир.
- Я живу в частном доме. У мамы.
- Так он не в вашей собственности?
- Это важно?
- Да. Чтобы получить такую большую сумму, нужно оформить залог. В залог можно оформить только личную собственность.
- Я поговорю с мамой, думаю, что она пойдёт мне навстречу.
- Вот и пусть это станет вашей первой задачей. На это вам понадобится недели две, а потом я буду ждать вас у себя. Вот моя визитка, буду ждать вашего звонка.
«Теперь всё зависит от мамы… Нет, она всё поймёт. Это, ведь, и ей нужно. Через год отремонтирую дом, у неё будут гораздо лучшие условия для жизни…»
Правда, жила она теперь дома небольшими порциями. Десять лет она, овдовевшая, не думала устраивать свою личную жизнь, да и трудно было найти отцу замену, а вот полгода назад – раз! – и вышла замуж. Тоже за Александра. Мужик он в общем-то неплохой. Но мужик. Периодически он уходит в запои. Этак на недельку. Но мать любит, И просит, чтобы она в эти дни не учила его жить, а если ей трудно видеть и терпеть эти его «заходы», то ей, может быть, стоит уходить на это время домой. И ему будет легче от того, что она не будет видеть его в этих ужасных состояниях. Он всё понимает, но не может отказаться от привычных вещей, а встречи с соседями по гаражу как правило заканчиваются этим. Ну, не будет же он им говорить: «Ребята, пить не буду, чтобы жену молодую не расстроить!» Они же его сразу в подкаблучники  запишут… Ну, мужик он, одним словом. Вот она и возвращается время от времени домой. Поживёт недельку, тут новоявленный муж в себя приходит и приезжает за ней на своей «Волге».  И до следующего запоя. 
Прописывать её он у себя не хочет. Или, вправду, не может. Всё дело в том, что доля его покойной жены в квартире перешла после её смерти в собственность её сына, который в настоящий момент в очередной отсидке, так получилось, что бОльшую часть своей жизни он проводит за решёткой. На воле жить просто не умеет. Выпустят его, а месяца через два-три – снова на нары. Но иногда-то он приходит и права качает. Вот он, якобы, поэтому и не хочет рисковать покоем своей новой жены, мол, она же здесь не прописана, значит и не претендует на площадь его матери.
Как раз сейчас мама снова дома, будет возможность обговорить с ней ситуацию и попробовать совместно найти выход. Дом большой, и самое замечательное в нём то, что он в центре исторической части города, поэтому цена его достаточно высока.
Через две недели дом был получен Александром от матери в подарок. Осталось только кое-какие документы собрать, и  можно будет идти в банк к новому знакомому.
И вдруг он почувствовал себя плохо. Подозрительно плохо. Так плохо, что пришлось поселиться в стационаре своей больницы. И как не старались его коллеги, ему становилось всё хуже и хуже. Поставили ему самый страшный диагноз. Но он уже не мог оценивать ситуацию. За три месяца, проведённых в больнице, потерял всякие силы и, имея за спиной всего тридцать пять лет, стал походить на старичка, который не в силах даже ложки донести до рта.
- Саш, давай я тебе отца Александра позову, - предложила ему навестившая его сестра, - я знаю, ты не веришь в Бога, но очень прошу тебя, поговори с ним, я, ведь, к тебе не просто священника хочу пригласить, а знакомого тебе человека…
- Хорошо… Зови.
Сестра позвонила в храм, отыскала его молодого настоятеля, и стоило ей только назвать имя своего брата и что он нуждается в разговоре со священником и даже хочет этого, потому что, похоже, умирает…, отец Александр немедленно прибыл в больницу, где полгода назад сам получал помощь от того, кто теперь нуждается в ней.
С трудом, с помощью сестры и врача-интерна, Александр добрался до соседнего с его палатой помещения, где состоялась его беседа с отцом Александром. Никто не знает, о чём они говорили, беседа их длилась целый час, но самое удивительное было в том, что больной Александр вышел после беседы со священником с улыбкой и самостоятельно добрался до своей постели. 
Это обстоятельство убедило его сестру,  что надежда есть, и, хотя всё действительно в руках Господних, нужно предпринять что-то ещё… Она позвонила  знакомым в Канаду, вспомнив, что они вылечили от рака одного своего родственника у какого-то российского врача из Перьми. Те дали ей номер телефона этого врача. Пермский врач, услышав, что речь идёт о коллеге, пообещал приготовить эксклюзивное лекарство бесплатно, если будет иметь результаты обследования, которые можно получить в одном из московских центров. А лекарство он привезёт сам, так как ему предстоит выехать на защиту кандидатской диссертации одного молодого местного врача. Вот так вот удачно всё складывалось. 
Между тем здоровье возвращалось к Александру с немыслимой быстротой, поэтому уже через день он вместе со своей матерью и другом-коллегой сидел в самолёте, летящим в Москву. Там они пробыли неделю. Александр уже мог позволить себе прогулки по вечерней Москве, а по утрам в качестве зарядки отжимался от пола руками. Трудно было поверить, что две недели назад он был не в силах поднести ложку ко рту… И медицинский центр, в котором Александр проходил обследование констатировал: пациент здоров, только обессилен ушедшей  болезнью.  Хорошее питание, витамины, здоровый образ жизни, реабилитационный центр – вот всё, что ему сейчас нужно для поправки физического состояния.
Коллеги из родного города не могли скрыть удивления, хором утверждали, что с их другом случилось что-то необъяснимое, просто чудо какое-то, и чтобы не сглазить плевали троекратно через левое плечо и стучали по дереву…
Но пока свекровь и муж были в Москве, сноха и жена договорилась с некими людьми, желающими открыть магазин в центре города, об обмене дома, который теперь принадлежал её мужу, на двухкомнатную квартиру в многоквартирном доме. И когда выздоравливающий муж вернулся из Москвы, она поставила его перед фактом, что он просто обязан подписать документы об обмене, так как она, не уверенная в том, что он выживет, не хочет оставаться в полуразрушенном частном доме с двумя детьми одна… 
- А как же мама? Если в этом большом доме у неё есть свой уголок, то в двухкомнатной квартире ей места не достанется?!... – попытался возразить Александр.
- Она же вышла замуж. Пусть муж её у себя прописывает.
- Но ты же знаешь, там обстоятельства…
- У меня тоже обстоятельства. И тебе придётся выбирать : дети или мать.
Александр подписал документы…
Узнав об этом, мать приехала к нему и с порога кинулась в ноги на колени:
- Спасибо, дорогой сыночек, что оставил меня без крыши над головой! Вот чего я заслужила от единственного сына!
- А вы бы хотели, чтобы он оставил без крыши над головой своих детей? – вмешалась сноха.
Александр сидел на своей кровати, обхватив голову руками, сокрушённо качаясь из стороны в сторону, как китайский болванчик. 
- Что ты молчишь? Или тебе нечего нам сказать? – обратились к нему обе женщины. Из соседней комнаты раздался плачь младшего ребёнка.
- Лучше б я умер… - прошептал Александр.
Через неделю предстоял переезд. На улице в это время стояли крутые морозы. Силы Александра ещё не вернулись в полной мере, поэтому было решено отправить его в его родную больницу дня на три, чтобы он там побыл, пока будет осуществляться переезд, а то простынет ненароком, двери-то придётся держать настежь, когда будут выносить скарб из дома.
Трёх дней хватило и на переезд и на уборку. Мать всё это время не приходила, не помогала и даже не звонила… Сегодня Александр должен будет приехать из больницы в свой новый дом. Жена решила приготовить пирог к чаю, чтобы возвращение мужа из больницы и его первый день в новой квартире стал пусть маленьким, но праздником. В узком семейном кругу. 
Пирог готов, а Александра что-то всё нет… Она позвонила в больницу.
- Он сегодня рано утром впал в кому. – ответили ей.
- Как… в кому…? Он же был здоров…
- Это стало для всех неожиданностью. 
Ещё три дня Александр находился в родной реанимации. Придя в себя на несколько секунд, он сказал своей подчинённой, медсестре, суетившейся рядом:
- Выключи всё… Я уже умер… Не мучь меня.
Это были его последние слова. Медсестра выключила всю аппаратуру, села на стульчик и горько заплакала. Хороший врач, молодой человек, всего тридцать пять лет и вот…!
Хоронили его не из родного дома, а из незнакомой ему новой квартиры на первом этаже многоквартирного дома…
Его руки были сложены на груди, так же были сложены руки и у жены, и у матери,  молча стоящих у гроба. 
Всё в руках Господних. Да вот только ли в Господних?...  

+1
Нам интересно Ваше мнение! Делитесь комментариями и ссылками в соц сетях :)
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Рекомендуем к прочтению

Уединитесь, выключите свет и зажгите свечу (если есть возможность, хотя и не обязательно, просто свет свечи располагает ко входу в изменённое состояние сознания). Садьте в кресло, на стул или куда хотите. Однажды я работал при ярком свете трёх 150 ва...
0
Если коротко, то отношение к венику в стародавние времена было двойственное. С одной стороны, ему приписывали связь с нечистой силой, с другой – считали средством защиты от множества напастей. Оно и понятно: веник соприкасался с мусором, но и вычищал...
0
Быть зависимой, а лучше сказать – нуждаться в защите – это природа женщины. Для ее гармоничного развития и умиротворения ей нужен защитник. Всю жизнь. В детском возрасте защиту девочке дает отец. Он дает ей поддержку и опору, помогает раскрыть себя в...
Oxy
0
Рэйки - это инструмент целительства, с помощью которого можно помогать решать: физические, энергетические, психические, эмоциональные, ментальные, причинные, каузальные проблемы, жизненные задачи и вопросы любого характера. Рейки - японское слово,...
0