Городские легенды Санкт-Петербурга

Городские легенды Санкт-Петербурга

Для восстановления традиции, мы обращаемся к разным источникам, я бы хотел обратить внимания на легенды местного характера. Как древние так и более современные. Традиция не умерла и проявляет себя в легендах и по сей день.

Так собравшись в тур поездку в северную столицу России, я решил приобщится к истории края.
 

              Северный гость

И кочевал он на своей юркой лодчонке с острова на остров, будто маялся. Словно искал нечто заветное, да никак не мог найти.


   Что это был за человек с Севера? О том местные жители говорили шепотом да строили догадки. Но принимали с уважением, слушали понятные и непонятные речи и выполняли его наказы.

  Упоминались ли в предании об одном и том же страннике с Севера или о разных схошжих людях -  неизвестно.

   Дольше всего загадочный пришелец с Севера (а может быть, пришельцы) останавливался на самом большом острове в устье Невы. На том, что впоследствии будет назван Васильевским.

   По старинному преданию, находились на этом острове два необычных каменных сооружения, оставшиеся от неведомых древних племён. По-разному называли местные жители эти сооружения. Но во всём мире они известны как рукотворные «лабиринты».

  Загадочный пришелец с Севера сотворял на них непонятные для аборигенов обряды и призывал других делать то же самое.

    Разжигал он вокруг лабиринтов три костра, для одного раскладывал дрова в форме круга, для другого – треугольником, для третьего – квадратом. Когда разгорались костры, начинал пришелец пляску среди камней лабиринта. Потом звал местных жителей присоединиться к нему. Те послушно повторяли за ним каждое движение.

  После подобной пляски приходила усталость, поднималось настроение. Каждый чувствовал необъяснимый прилив силы. И тогда брал гость у жителей Васильевского острова камешки-обереги и подбрасывал высоко вверх над лабиринтом. От того куда падали камешки – зависело будущее человека.

  Пришелец будто видел и слышал после этого всё, что ждёт владельца оберега.

 Всегда ли сбывались предсказания? Неизвестно. Однако местные жители почитали лабиринты как свя Но однажды странник с Севера осмотрел древнее строение и печально заявил, что скоро река изменит свое русло и смоет часть берега, на котором находились два лабиринта.

  В последний раз совершил человек с Севера свой танец. В последний раз предсказал судьбу местным жителям. А потом стал он копать землю в центре лабиринта. Всем объяснил, что ищет древние «заповеди», начертанные на лопатках лосей.

  Как отыскал пришелец лосиные кости, спрятал побыстрей в мешок и прыгнул в свою лодчонку — так с той поры жители острова Васильева и не видели его больше.

  А каменные лабиринты вскоре и в самом деле исчезли. Разлилась однажды весной река Нево — что по-фински означает «болота» — и будто слизнула часть берега навсегда. А вместе с ним и древние лабиринты.

   Не известно от куда пришёл этот человек, был ли он финном или славянином, но факт пляски сближает его образ со скандинавскими сейдманами. У древних сейдманов был только нож, небольшой мешочек для сборатрав и одежда, в которой они ходили. Этого достаточно для истинного сейдмана. Всё остальное, нужное человеку, можно приготовить походя.На ноже должно быть написано руническим шрифтом «lina laukar»; древненорвежское lina (германское Union) означает «верёвка» или «шнур», а древненорвежское слово laukar (германская основа — lukjon) — «гнуть/сгибать», «аркан», «локон» или «изгиб веревки». Эти слова образуют значение «сгибатель верёвки», которое относится к способности сейдманнов изменятьсудьбу своими пророчества ми и другими средствами. Нож — этоинструмент, которые дает им власть изменять и часто опреде-лять судьбу, им они могут изменить нити судьбы.Сейдманы не должны владеть больше ничем: собственность и имущество только тормозят развитие духа и способность человека поддерживать контакт с богами. В древние времена сейдманы жили поодиночке на общественную еду и были важнойчастью деревенского сообщества. Они давали что-то обществу,и получали что-то взамен. Дух не становится сильнее от обыденных вещей. То, что сейдманы были странными и вели себя странно в глазах обычных людей, говорит само за себя: то, чего мы не понимаем, производит странное впечатление. То, что сейдманам не нравилось, когда их беспокоили простые смертные, происходит из-за того же самого: они не хотели терять оптимальный контакт с духом. Сейдман живет наполовину в этом мире, наполовину в vyrdin; именно в vyrdin лежат ответы, и если часто и помногу уходить в реальный мир, то это причиняет ущерб возможности двигаться там, и требуется время и силы, чтобы снова освоиться в этой сети из нитей судьбы.

   Совершали свои деяния-сейд на специальном месте сейде, который символизировал мироздание. Кстати хочется отметить что мироздание так же символизирует хоровод, о чём
участники хоровода редко знают.

    Миф о Слейпнире рассказывает нам о том, как практикуется сейд. Сейд богам принесли ваны, скорее всего Фрейя. Сейд — это женская магия, которая исполняется при помощи танца и пения в обнаженном виде. Локи в образе кобылы ржёт (поёт), завлекает коня йотуна веселыми прыжками (танец), и то, что Слейпнир белый, нужно рассматривать в связи с обнажённостью во время ри туала: обнаженное тело белое. Локи должен сменить пол, чтобы породить контаюгс духом, Слейпнир. Это объясняет женскую природу сейда. Исполнитель сейда может брать с собой незамужнюю женщину (девушку), когда он практикует сейд. Она может петь песню и поддерживать ритм при помощи барабана, в то время как исполнитель танцует в круге до того, как он упадет от утомления. Природные круги на Севере нужно рассматривать в связи с этим. Круг — это важная часть сейда: это Хлидскьялф, место для ритуала – трон духа. Когда исполнитель падает от усталос-
 ти, он садится на трон: падает и лежит в круге. Танец происходит в круге, под ритмичный бой барабана и пение — как правило, больше чем одной девушки, но также и одной. Лучше всего, чтобы это был хор из двенадцати женщин. Они должны спокойно сидеть вокруг круга, в то время как исполнитель танцует в нем. Только исполнителю необходимо быть обнаженным. Центр круга должен оставаться открытым — открытая местность без каменных алтарей или строений. Это должно происходить под луной, ночью, во время новолуния или полнолуния. Когда луна на ущербе, она бессильна, ибо тогда её съедают волки. Так как магия бессильна, когда сияет солнце, то она должна совершаться после захода солнца и до его восхода. Это мы видим в мифе о Слейпнире – когда йотун искал свою лошадь ночью.
 Идея этого ритуала состоит в том, что танцор должен заставить свою душу поверить, что тело мертво. Танец продолжается до тех пор, пока танцор не упадет от утомления. Перед этим ритуалом соблюдается пост, и отказ от сна должен содействовать тому же самому. Если танцор болен, то это еще лучше. Головокружение (дурнота), происходящее оттого, что танец совершается в относительно маленьком круге, во тьме ночи и под монотонную песнь со всех сторон (идеальный случай, если двенадцать женщин сидят по всему кругу), является причиной запутывания танцора, который в конце концов падает в головокружении, утомлённый и не в состоянии ориентироваться в этом мире. Головокружение ведёт к тому, что танцор чувствует, что он как бы лежит в воздухе, на круге, который парит над землей.
 Голод, утомление, усталость и, возможно, болезнь приводят танцора в это состояние. Дальше происходит то, что душа выскользает из тела, так как она не способна удержаться в нём — по причине того, что ему не хватает способности ориентироваться; или она считает, что тело мертво. Отсюда имя Слейпнир, от слова sleipr — «скользкий», «увертливый», «скользящий», «ускользающий». Именно духовные сущности ускользают из тела — они ускользают из материального мира в vyrdin (Урд). Сам Один посещает Урд, чтобы узнать судьбу вещей.
 Когда тело соберет силы и сориентируется, то душа понимает, что она может вернуться. По этой причине женщины сейда должны продолжать монотонную песнь и ритм в круге, даже после того, как исполнитель закончит танцевать. Тем самым исполнитель пробуждается позже, и тогда часто он зевает от усталости и хватает ртом воздух. Здесь мы видим объяснение того, почему исполнение магического обряда все время возлагается на старших, и почему рольобычных женщин остается петь и стучать в барабан, до тех пор, пока старшая не умрёт и следующая по старшинству не займет своей роли. Именно самая старшая является самой слабой, наиболее больной и ближе к смерти из всех остальных. Тем самым связь между душой и телом самая слабая, и легче всего её порвать.Здоровый и сильный мужчина — воин — физически силён, он редко болеет и может бежать много часов, не падая от утомления. Он вовсе не хочет соблюдать пост или ослаблять свою физическую силу из-за недостатка сна. Воздерживаться от этих мужских свойств считается женственным. Далее, сейд считается женским и позорным, потому что это то, чем занимаются женщины: мужчина должен танцевать обнажённым в кругу женщин, он должен ослабнуть так, что в конце концов упасть в чистом утомлении и лежать обнажённым на земле, окруженным женщинами. Поэтому другие мужчины чувствуют как отвращение, так и страх по отношению к мужчине, практикующему сейд— отвращение по причине его физической слабости и поведения, и страх по причине его силы. Группа женщин сейда – это часть культа валькирий. Никто из непосвященных не должен смотреть на то, как они практикуют сейд — это известно из мифа о Слейпнире, когда Локи вернулся только под конец, и никто не знал, где он был. Единственный человек, который может присутствовать, — это сам сейдман, если он является танцором.
 Цели сейда может быть различными. Знание о будущем, исцеление болезни, ответ на духовные вопросы, знание о свойствах природы.

   Исполнитель может путешествовать в vyrdin по сети из нитей судьбы, из которых всё и соткано. Он может вылететь за пределы и исследовать другие нити (это необходимо для лечения болезни); духи могут совещаться, толковать сигналы и знаки. Это мистический мир, чьё название по-английски проделало пугь от слова wyrd языческих времен к иудеохристианскому wierd («странный»). Большего о нашем vyrd они не понимали.
 С другой стороны, сейд не является совсем безопасным. Случается, что душа не возвращается в тело — или потому что она поймана в vyrdin, или потому что она слишком долго отсутствовала в теле. Среди прочих покидает тело также Ворд, содержащая его жизненную силу. В тот момент, когда она покидает тело, тело начинает умирать. Если это продолжается достаточно долго, то этот процесс может зайти слишком далеко, чтобы душа могла вернуться. Также по этой причине важно, чтобы старейшие и потому наиболее опытные совершали танец: они знают больше всех о том, как долго они могут находиться там. Кто-то также умирает от утомления, вызываемого танцем.
 Другая форма сейда совершается во многом так же, только исполнитель сейда помещается на трон на месте природного круга, на подушку с перьями. Женщины поют песни, называемые vardlokka, для исполнительницы сейда. Она входит в транс под песню и может получать ответы от умерших родственников и духов. Вопросы должны формулироваться до начала песни. Трон действует как Хлидскьялф, и является каналом, который нужен мертвым, чтобы на мгновение вернуться обратно, отсюда и название Ondveget — «духовный путь». Так могут живые получать советы от умерших родственников, которые перед новым рождением находятся в vyrdin, в одном из жилищ богов.
 

Вещий Полымь

В какие времена, в какое царство он жил — доподлинно не известно. Рассказывали о нем петербуржцы и во времена Екатерины II, и в правление Павла I, Александра I, Николая I и даже Александра II. Говорили о его жизни и деяниях так, будто сами хорошо с ним были знакомы.
 Сколько же тогда он прожил лет, если его знали и современники Екатерины Великой, и Александра Освободителя? Затерялся ответ в истории и городских преданиях. Словом, в каком году и где родился, в каком умер человек, прозванный жителями Северной столицы «Вещий Полымь», — неизвестно. Да и кем он был — человеком или нечистой силой — однозначно никто не мог утверждать.

 Ходил себе целыми днями по городу оборванец Вещий Полымь, все чего-то высматривая да прислушиваясь. И не дай бог, у какого-либо дома или склада  надолго остановится и замрет бродяга. Знали досужие петербуржцы, что вскоре неугасимо полыхать тому строению. Хоть дюжину стражников выставляй — все равно не миновать пожара. 

 Уже и били Вещего Полымя, и в железо заковывали, и в подвалах пытали, а он снова объявлялся на петербургских улицах. Выздоравливал странный оборванец после побоев — и пуще прежнего полыхали дома, на которые он глаза таращил. 

 В общем, никакого сладу не было с этим бродягой. Подавали на него жалобы городскому начальству от квартального до генерал-губернатора. А начальство только руками разводило: никто не видел, чтобы Вещий Полымь самолично поджигал дома или какое-то другое зло совершал.

 Пробовали его подкупать, ублажать... Ведь согласно преданиям, мог он и «отвести» пожар. Но и подкупы тоже мало помогали. Деньги бродяга в одночасье пропивал в ближайшем трактире, а потом никак не мог вспомнить, какой дом от огня уберечь надо, с кого за то получил вознаграждение.

Даже трактирщики его упрекали:

 — Ты б, любезный, давно мог сколотить себе состояние, если бы с умом брал деньги да с умом отрабатывал их. А то живешь перекати-поле и никакого проку от тебя — один разор и волнения. Разве что одну пользу приносишь — свечи да лучины ладонями зажигаешь — на потеху, за пустяковое угощеньице... 

 Многие петербуржцы действительно были свидетелями, как подносил Вещий Полымь ладони к свече. А затем пошепчет-пошепчет что-то непонятное — она и загоралась. Мудрецы ли какие научили его этому, сам ли сатана ему нашептал секрет — петербужцы старались не выспрашивать. Боялись. Кто знает, что выкинет «вызыватель огня» после таких вопросов?..

 По ночам Вещий Полымь приходил в приглянувшийся ему дом. Хозяева охотно пускали загадочного бродягу на ночлег. 

 Даже поговорка появилась в Петербурге: «Кто Полымя пустит ночевать, тому пожара три года не видать...»

 Неизвестно, сколько бы еще предвещал он жителям Северной столицы пожары или спасал их дома от огня, сколько бы еще всяких фокусов в кабаках и трактирах
 показал и до какого царства дожил, но пристал однажды к Вещему Полымю дотошный умник — атеист из исключенных студентов.
 

«Огневой фокус»

   Якобы в трактире у Поцелуева моста дело было. Стал бывший студент куражиться, посмеиваться над огневым предсказателем:

 — Дуришь ты темный народ! Никому не дано распознать, где и когда чей-то дом загорится. Небось, сам поджигаешь, чтобы денег у хозяев выманить.

 Ничего не отвечал на это Вещий Полымь, только водочку попивал да о чем-то своем думал.

А дотошный умник не отставал, продолжал свою обличительную речь:

 — Если верно о твоих способностях говорят, покажи какой-нибудь фокус огненный!..

 Хмелел Вещий Полымь, мрачнел и взгляд от умника отводил. А тот только еще сильней раззадоривался.

 Не сдержался под конец Вещий Полымь, опрокинул в себя напоследок стакан водки и призвал честной народ, завсегдатаев трактирных, быть свидетелями чуда.

 — Увидите сейчас, православные, фокус огневой! Да такой, что на всю жизнь запомните. А этот умник и подавно...

 Сказал и двинулся нетвердой походкой к умнику-насмешнику. Обнял его — и вдруг оба разом заполыхали.

 Оторопели от ужаса трактирные гуляки, рты разинули, а сказать ничего не могут. С лавок повскакивали, а двинуться с места не могут.

 И студент бывший, и Вещий Полымь тоже молчат да неподвижными столбами вовсю полыхают. Огонь так разгорелся, что их и не разглядеть уже. Только странное
какое-то было пламя — никакого жара от него...

 Наконец огонь стал уменьшаться и тускнеть. Потом вдруг оторвался от дощатого пола и горящим клубком метнулся к одному окну трактира. Треснули и разлетелись
с глухим звоном стекла, и огненный клубок вылетел прочь.

 Пришли в себя оторопевшие люди, кинулись на улицу, а там — никаких следов. Будто не было ни странного огня, ни Вещего Полымя, ни дотошного умника-атеиста.
Лишь осколки стекол из разбитого окна валялись на дороге.

 С тех пор никто Вещего Полымя никогда не видел в Северной столице. Правда, некоторые петербуржцы утверждали, что замечали на домах в городе начертанные
сажей слова: «Зрю огнь».

    «Это Вещий Полымь предупреждает о пожаре», — утверждали они.

 Говорят, особенно много подобных надписей сажей появлялось в городе в 1914 году, в 1917 и с 1941-м по 1944 годы. Только его знаки по приказу властей немедленно стирали, чтобы не вызывать панику.

 Некоторые также уверяют, что и в наше время нет-нет да и появится на каком-нибудь из домов Петербурга надпись: «Зрю огнь!»...

из книги Вадима Бурлака "Петербург Таинственный"

 Он гость которого обязательно надо пустить и который предупреждает о бедствиях, это роднит его сразу с двуми персонажами кельстской мифологии: с банши – женским призраком предвещающим своим криком смерть и загадочного старика которому нельзя отказать в гостеприимстве, дабы беды не накликать. Духи есть у всего так почему город не может быть живым и иметь своих.

    Я уверен что легенды и мифы разных местностей до сих пор отражают живость традиции, даже в людях не разбирающихся в ней. Я прошу приводить легенды мифы и сказки относящиеся к вашему краю или краю с которым вы знакомы.

+1
Нам интересно Ваше мнение! Делитесь комментариями и ссылками в соц сетях :)
RSS
Интересные легенды.
Загрузка...
Рекомендуем к прочтению
Из «ЧИТТАПАД. МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО ЦЕЛИТЕЛЬСТВУ, ОСНОВАННОЕ НА ПРИРОДНЫХ ЗАКОНАХ.
+1
0
Ещё древние учёные заметили интересный факт из человеческой жизни.
+1
0
Итак, у вас возник вопрос, проблема или желание, которые вы явно не можете разрешить обычным, общепр
+2
0
В последние годы время ускорилось и уплотнилось.
0
0